Мерзляковский пер. 11

Москва, 121069,
Мерзляковский переулок, д. 11

(495) 691-05-54

Главная / Театралы / Театр

26.05.2008

Трагедия обернулась фарсом. Премьера «Кармен» в Большом театре

Режиссер-постановщик — Дэвид Паунтни. Дирижер-постановщик — Юрий Темирканов

«Что за чудный сюжет для оперы!
…Я не могу без слез играть последнюю сцену…»

  П. И. Чайковский

«БАЦ!» — пистолетный выстрел Цуниги, убивший наповал Хозе — вот как теперь заканчивается «Кармен» на Новой сцене Большого театра! На этом можно было бы закончить и отзыв, не начиная — уж слишком хорошо это характеризует «новое прочтение». Даже с формальной точки зрения — безусловное нарушение принципа неприкосновенности сюжета (новая постановка оперы — не киноремейк!), не говоря уже об этическом уровне подобной «концепции».

Но что-то не дает покоя, заставляет обдумывать, рефлексировать… Может быть потому, что слишком большим были ожидание, слишком радужными надежды — «наконец-то Кармен возвращается в Большой»! Уверен, для многих эта была главная интрига сезона. И даже сильное разочарование не заставит просто отбросить, перечеркнуть эмоции, не говоря уже о той тщательности и грандиозности, с которой готовился к премьере весь театр. Почти на месяц Новую (то есть на сегодняшний день основную) сцену освободили от спектаклей, и только в Кремлевском дворце поддерживали репертуар «дежурными» балетами.

Впрочем, сильное негативное впечатление рождает своего рода «аналитическое противодействие», необходимость поразмышлять о том, а какой, собственно, должна быть «Кармен» на сегодняшней сцене, какова вообще судьба подобных опер — где слилось воедино высокое и низкое, вневременное и злободневное, глубокое и банальное…

«Опера выживет, если ее не убьют режиссеры» — таков тезис дирижера-постановщика Юрия Темирканова в опубликованном сразу после премьеры интервью (кстати, в газете «Большой театр»!). Да, в самом театре постановку воспринимают далеко не однозначно. Юрий Хатуевич демонстративно подчеркивал свое неприятие, не выйдя по окончании первого спектакля на поклон.

Впрочем, так ли виноваты режиссеры в современном упадке музыкально-театральной продукции? Ведь любой спектакль — явление «злободневное», в отличие от музыки, он делается для сегодняшнего зрителя и не рассчитан на вечную жизнь! Лично для меня нет ничего хуже театра, превращенного в музей, когда ни исполнители, ни большая часть публики уже не знает и не понимает, почему все было поставлено именно так… «Привычка свыше нам дана» — нет, увольте! Хотя бы не в театре!

Однако где грань между свободой и произволом в оперном спектакле? Между концепцией и отсебятиной?

Б. Покровский в свое время обозначил рамки достаточно жестко: «Режиссер — раб композитора». Мало кто из современных режиссеров подпишется под этими строками, но в том-то и дело, что настоящего, творческого режиссера они не стеснят! Тем более в «Кармен» с ее драматургическими находками, которыми уже более ста лет успешно пользуются композиторы, драматурги, кинематографисты разных калибров (думаю, конкретные примеры приводить излишне). Значит, нужно «всего лишь» раскрыть то, что заложено композитором… Но какая еще опера дает такой необъятный простор для раскрытия!

Дело не в том, чтобы ставить оперу строго в историко-географических рамках. Еще Чайковский отодвинул действие «Пиковой дамы» на полвека назад от Пушкина, за что уже посмертно получил немало стрел в свой адрес (Мейерхольд дерзнул «исправить» ее, вернув действие в пушкинское время); но разве кто-то обсуждал, имеет ли Чайковский на это право! В искусстве, как и в жизни, есть право сильного — «что позволено Юпитеру, то не позволено быку»…

Когда-то одного автора, нарушившего «принципы единства» классицистской трагедии, сожгли на костре. Слава Богу, теперь в театре нет иного суда кроме зрительского. Любое время и место действия оправдано, если зритель будет убежден, что иначе и быть не может, что именно в этом режиссерском измерении живут и действуют герои. Может ли произойти история, подобная «Кармен», сегодня? Есть ли в ней приметы нашего времени? Больше чем достаточно: связи полиции и криминала, жесткий драйв существования героев — от поцелуя до ножа, сомнительные «моральные устои» главной героини и ее окружения, массовый культ «звезды» — Тореадора, играющего со смертью на потеху толпе. А уж разборки с поножовщиной наличествуют в каждом акте. Все признаки криминальной драмы…

Не стоит напоминать, каким скандалом обернулась премьера «Кармен» для современников Бизе. Цыгане, контрабандисты, сигареты, героиня, разбрасывающая по сцене апельсиновые корки… Тогда это шокировало на оперной сцене. Режиссер сегодняшней Кармен Дэвид Паунтни ссылался на «традиции Опера-комик», на отказ от «высоких» театральных штампов, на то, чтобы спектакль получился живой, динамичный, близкий зрителю.

Те, кто 135 лет назад шикали на премьере «Кармен», не поняли главного – «под грубой формой может быть скрыта истинная красота» (Чайковский). Они не разглядели трагедии, вечной антитезы любви и смерти, одетой в лохмотья цыганки, запрятанной в притон контрабандистов и горные ущелья.

Что мы видим в спектакле Д. Паунтни? Полицейский участок, индустрию моды, искусно рекламирующую губительный для здоровья товар, пошлость шоу-бизнеса, создающего звезды из ничего, круговую поруку коррупции… Но вот места для трагедии, кажется, не осталось, а красота не выдержала такого натиска «грубой формы»…

Только один по-настоящему глубокий персонаж существует для меня в этом спектакле — Микаэла. Наивная провинциалка, она боится надолго остаться в «городе грехов» даже рядом с женихом, стесняется целоваться на улице — но это только первый слой. В глубине ее души сокрыта истинная (а не наигранная, как у Эскамильо) отвага, чистота дает ей силу не только нравственную — она не побоялась пойти в логово контрабандистов, где ее подстерегало гораздо больше опасностей. С какой силой звучит ее обращение к Хозе! Рассказав о смерти его матери, она уходит со сцены, не дожидаясь, когда он последует за ней, ибо он не может не пойти. Воистину, «есть еще женщины в баскских селениях»…

Из других образов вполне получился Эскамильо — именно потому, что у самого Бизе он носит внешний, поверхностный характер (французский музыковед Тьерсо описывает спор между композитором и певцом, который настаивал на более «популярном» характере музыки тореадора; наконец, Бизе в гневе воскликнул: «Вы хотите дряни? Так вы получите ее!»). Вышла настоящая карикатура — этакий Киркоров, сопровождаемый гламурной группой поддержки в розовых купальниках, все мужество которого — чистый блеф, умелая имитация масс-медиа. Он подчеркнуто свысока обращается к Кармен и искренне удивлен ее отказом — разве не всякая женщина готова отдаться ему по первому зову? В «драке» с Хозе он судорожно бросает банкноты; даже в четвертом действии появляется только на экранах бесчисленных телевизоров, с которых и доносится его любовное признание…

Но вот тут и возникает вопиющее противоречие с характером героини Бизе. Где же величие Кармен, если она способна заразиться массовой пошлостью, вместе с толпой клюнуть на удочку гламура? Неужели в этом проявляется пресловутая «свобода»?

А Хозе — разве не принижает финальный «выстрел в голову» и его образ? У Бизе он отдает себя в руки правосудия (см. последнюю реплику), потому что нравственные пытки тяжелее физических! Но режиссер руками Цуниги «избавляет» его от мук, а зрителей, соответственно, от сочувствия. До слез ли тут, Петр Ильич!…

Роль последнего персонажа невольно поднимается, однако и это не соответствует замыслу автора, для которого Цунига — неудачливый ухажер Кармен – не более чем опереточный простофиля (хотя для этого необязательно надевать ему на голову ведро в финале 2 действия, как это сделано в нынешней постановке!). А здесь Цунига — непосредственный участник финальный развязки, более того — ставит все точки над i! Значит, приходится «домысливать» его драматургическую линию, но что можно домыслить у банального персонажа?

Итак, в сухом остатке: «все умерли»… кроме Цуниги с дымящимся пистолетом. Ему принадлежит поле боя — да здравствует банальность! Если режиссер нам хотел сказать именно это, то вся постановка адекватна главной мысли. Только стоит ли ради этого ходить в театр?

Унылое впечатление, несмотря на яркие краски декораций, производит вся атмосфера спектакля. Полицейские, которые пристают к Микаэле с дикостью заключеннных — так что хрупкая девушка вынуждена дать одному из них ногой в пах (совсем как в известной миниаютюре Жванецкого!)… Табачная фабрика-тюрьма, она же — развлечение для туристов, во всю глазящих на рекламу сигарет (у себя дома они этого не видели?)… «Стриптиз-бар» во втором действии — впрочем, не бойтесь, нет не только стриптиза, но даже сносных танцев (при таком-то балетном материале в труппе Большого!), а что-то наподобие заурядной дискотеки… Стоит ли говорить, что и мрачная атмосфера 3 акта, и трагизм финальной сцены полностью потеряны, а в оттеняющих буффонных эпизодах и диалогах — грубое комикование в стиле «Камеди-клаб».

При таком уровне постановки не хочется говорить о деталях, об исполнителях сольных партий, среди которых есть безусловные удачи (хотя зарубежные исполнители главных партий, на которых была сделана основная ставка, немного разочаровали), о великолепном музыкальном уровне хора и оркестра, не в первый раз (и надеемся, не в последний) встретившихся с выдающимся петербургским маэстро.

В предпремьерном интервью режиссер говорил об основном мотиве спектакля как о трагической идее абсолютной свободы, которую олицетворяет Кармен — свободы, обреченной на гибель в любом обществе. Уверен, большинство зрителей остались в убеждении, что обречена «свобода» подобной трактовки. А Кармен, вопреки «новому прочтению» финала, живет в их душах. Как и надежда — что она еще вернется; в более глубоком и правдивом облике, на сцену Большого театра.

P. S. Стиль рецензии получился неровный, разорванный. Видимо, впечатление от спектакля невольно сказалось на ней — трудно писать ясно и четко о том, что не представляет собой ни адекватного воплощения произведения, ни даже собственной законченной мысли.

Борис Владимирович Мукосей
 

Вернуться

Календарь концертов

Март 2019
ПнВтСрЧтПтСбВс
25
26
1
3
4
5
6
7
8
12
13
18
27
28
29
31
1
2
3
4
5
6
7

Ближайшие концерты

 

Ансамбль ПРЕМЬЕРА

 

 

 

 

Как вы оцениваете сайт?

лучше всех

отлично

хорошо

удовлетворительно

плохо

Написать отзыв »

© Вебстудия ФГБПОУ «Академическое музыкальное училище при МГК имени П.И.Чайковского», 2006-2019
Москва, 121069, Мерзляковский пер., д. 11. Тел.: +7 (495) 691-05-54

Меню сайта

закрытьМеню сайта

Сведения об образовательной организации

Отделения

Отделение по международной работе и платным формам обучения

История Училища

Абитуриентам УЧИЛИЩА

Абитуриентам ШКОЛЫ

Студентам

Методика

Музыкальная школа

Сектор педагогической практики

Конкурсы и фестивали

Проекты

Мультимедиа

Масс-медиа

Концерты

Библиотека

Общежитие

Архив

Противодействие коррупции

Обработка персональных данных